logo

ИЗВРАЩЕННАЯ ПРАВДА УРФО

Иллюстрация: wlppr.fi

Когда-то про советскую прессу шутили: мол, в «Известиях» нет правды, а в «Правде» нет известий. Интернет-издание «Правда УРФО» превзошло своих советских учителей, опубликовав материал, в котором одновременно, как можно увидеть, нет ни правды, ни известий. На днях там появился материал бывалой чиновницы Свердловского правительства, а ныне «делового журналиста» Марии Шароглазовой – «Работы на ЧП «Норникеля» обернулись разливом нефти у «Транснефти-Сибири».

Ангажированность автора, по множеству мнений, сквозит уже в заголовке. Даже упоминание о работах по ликвидации последствий норильской аварии автор, как можно видеть, старается обернуть против компании «Транснефть-Сибирь», говоря не о реально сделанном, а о том, что компания на этом пиарится и, очевидно, умышленно употребляя формулировку, несущую негативную коннотацию.

Более того: в результате аварии на участке трубопровода Сургут – Полоцк произошла утечка 8,6 кубометров нефти. Сравнивать это происшествие с норильским, где только Транснефть собрала в тысячу раз больше (9,2 тыс. кубометров дизеля), можно, видимо, только если есть задача максимально исказить картину случившегося. Как если бы г-жа Шароглазова пролила чашку кофе, а мы бы сравнивали ущерб с разливом 8 кубов нефти – соотношение примерно такое же.

Кстати, та самая июньская утечка нефти из трубопровода произошла даже не по вине «Транснефть-Сибири». И уж если автор, как утверждает, пользуется источниками в Росприроднадзоре, то она должна была бы знать, что постановление ведомства, пытавшегося возложить вину за и порчу грунта на АО «Транснефть–Сибирь», неделю назад Свердловским областным судом было отменено.

Не более обоснованны, как мы считаем, и прочие претензии к компании. Так, «Правда УРФО» сообщает, что Росприроднадзор по итогам внеочередной ревизии остался недоволен выбросами компании в атмосферу. Но при этом не упоминается, что «Транснефть-Сибирь» с выводами ревизоров не согласилась и инициировала новую проверку с привлечением экспертной организации – филиала ФГБУ «ЦЛАТИ по УФО» по Тюменской области. Которая показала, что уровень выбросов, оказывается, в норме. Проверка завершилась в середине января нынешнего года и тоже могла бы послужить информационным поводом для публикации. Но, как мы уже отметили, «Правда УРФО», похоже, предпочло избирательно оперировать устаревшей и недостоверной информацией.

Кстати, об уровне экспертизы Росприроднадзора хорошо говорит тот факт, что замглавы ямальского «Центра лабораторного анализа и технических измерений по Уральскому федеральному округу» был задержан по подозрению во взяточничестве. В обмен на подношения он закрывал глаза на неутилизированные отходы на нефтегазовых месторождениях и «решал вопросы» с положительными результатами тестирования.

Ну, почему старался чиновник, понятно – называется сумма взятки в 350 тыс. рублей. Но почему журналистка «Правды УРФО» как будто из кожи вон лезет, чтобы дискредитировать «Транснефть»? Даже выигранный судебный процесс в связи со случаем, когда компания смогла не допустить причинения значительного вреда природе, в публикации преподносится как нарушение закона. Речь идет об обвинении «Транснефть-Сибири» в незаконном захвате лесного фонда.

«Предприятие смогло уйти от ответственности, так как «действовало в состоянии крайней необходимости, с целью не допустить обрушения кабельной эстакады и повреждения силового кабеля, обеспечивающего бесперебойное питание магистрального нефтепровода Холмогоры – Клин», – с заметным сожалением пишет Мария Шароглазова.

Между тем «Правила охраны магистральных нефтепроводов» прямо указывают на законность действий компании. В пункте 4.5 этого документа говорится: «В аварийных ситуация разрешается подъезд к трубопроводу и сооружениям на нем по маршруту, обеспечивающему доставку техники и материалов для устранения аварий с последующим оформлением и оплатой убытков землевладельцам». Фактически в данной ситуации обвинять «Транснефть-Сибирь» – то же самое, что предъявлять претензии пожарным, которые наехали на клумбу при подъезде к горящему дому.

Часто после публикаций подобных журналистских расследований их автор становится безработным – когда очевидна необъективность утверждений. К тому же редакция может понести существенный ущерб из-за судебных исков. Это прекрасно поняли в «Правде» и удалили текст. Оно и понятно: цензуры нет, журналистка вроде бы опытная и материал сразу «пошел в печать». Как говорится «ложечки нашлись, но осадочек остался» – Мария Шароглазова продолжает трудится и готовить новые разоблачения. С кадрами, понятно, трудно, но может редакции «Правды УрФО» стоит подумать: почему с ней перестали работать агентство «Интерфакс» и журнал «Эксперт»?

Похожие новости
Наверх