logo

Левые по-своему отметили дату убийства царской семьи

Ипатьевский дом, место расстрела царской семьи, архивное фото.

Столетие со дня расстрела последнего императора России – скорбная дата. Но только не для коммунистов. Судя по сетевой вакханалии, наследники ленинского дела не только не считают ошибкой убийство царской семьи, но и отмечают его как веселый праздник.

«Новые красные» ненавидят Николая II больше, чем Гитлера, констатирует историк Дометий Завольский в своей статье, опубликованной в газете «Взгляд». К леворадикалам в этой ненависти присоединяются «новые державники», которые декларируют преданность российскому величию и имперской идеи, но склонны почитать скорее Сталина, чем Николая II. Одни обвиняют императора в «дезертирстве» и «слабости», другие пишут, что он был «кровавым тираном» и «страшным деспотом» и получил по заслугам. Два этих мнения, едва ли сопоставимых в одну логическую цепочку, тем не менее объединяются в потоке ненависти, которые новые ленинцы и сталинисты извергают по поводу столетия казни. Большинству из них не жалко ни детей императора, ни его преданных слуг, которых расстреляли «за компанию».

Завольский уверен, что люди, считающие, будто годовщина екатеринбургского убийства – повод для глумления или хотя бы оправданий большевистского преступления, празднуют окончательный рубеж, за которым с русским народом и его достоянием стало возможным делать что угодно в связи с государственной необходимостью. «Оправдание екатеринбургского убийства стало черной канонизацией идеи стратоцида. И если стратоцид – возмездие или пресловутые щепки, неизбежные при рубке леса, то что ж возмущаться, когда социальный капитал того или иного общественного слоя без суда превращают в прах?», – добавляет историк.

Примеров людоедского глумления над жертвами екатеринбургского расстрела не счесть. Известный в леворадикальной блогосфере Реми Майснер опубликовал поздравительное послание, начинающееся словами: «Сегодня у нас знаменательная дата, дорогие товарищи читатели. Сто лет тому назад был расстрелян гражданин Николай Романов, он же царь Николай Второй, он же Николашка "Кровавый" – тупой, недалёкий, ленивый, жестокий и злобный деспот, десятилетиями заливавший русскую землю кровью рабочих, крестьян и лучших представителей интеллигенции». «Земля стекловатой последнему российскому монарху!», – восклицает Майснер, добавляя, что «жестоким и злобным деспотом» был не только последний русский царь, но «и его дед, и прадед тоже».

Прохановская газета «Завтра» опубликовала воззвание саратовского поэта Александра Климова, который утверждает, что «прорежимные холуи льют крокодиловы слезы по поводу так называемого расстрела царской семьи» и «под это дело верстают срочную декоммунизацию по украинскому образцу, репрессии против всех левых сил». Самого расстрела, как думает поэт Климов, «возможно, и не было». Но если он и был – не беда, а современным «товарищам» Климов рекомендует реагировать на траурную дату пляской на костях: «Раз нам навязали этот погром без правил, то мы должны показать, что тоже готовы играть без правил. Значит, надо именно сегодня и завтра глумиться над царской семьей и обещать повторить. Надо показать, что эта шелупонь нас не запугала».

Православная публицистка Наталья Холмогорова решила зайти в дискуссию «с другого края» и сосредоточилась на невозможности оправдания убийства малолетнего царевича. Доказать большевикам гнусность убийства Николая II, его супруги, дочерей, врача и слуг ей не удалось. Судя по комментариям, наследники РСДРП(б) просто негодуют, что им хотят запретить «убивать царёнышей».

Краснознаменный шабаш в сети встретил соответствующий ответ со стороны монархистов. Блогер Пионер подмечает, что даже главари коммунистического режима, начиная с Ленина, делали вид, что непричастны к злодеянию, сваливая все на местную инициативу и революционную самодеятельность, но их современные почитатели эту тактику изменили: «То есть до чего мы дошли. Бесноватые отморозки Ленин сотоварищи сознавали, что убийство царской семьи злодеяние постыдное. А современный засоветский товарищ бойню в ипатьевском подвале смело оправдывает. Дескать, священная народная месть!». Дискурс новых ленинцев Пионер именует «диалектикой советского душегубства».

Журнал «Четыре пера» задается целым рядом вопросов: понимают ли современные коммунисты, что массово убивать людей, тем более детей, это – плохо, открестились ли они от своих «кроваво-безумных предшественников», цивилизовались ли левые, «став евро-левыми, левыми Швеции, а не левыми Северной Кореи?». «Однозначно – нет», – отвечает автор заметки.

Писатель Елена Чудинова тоже заметила, что новые российские марксисты выглядят куда одиознее советских: «Большевики сто лет назад скрывали убийство семьи, сообщали лишь об убийстве Государя. При совдепе, даже совсем позднем, который хорошо помню я – этой темы не любили поднимать. Очень не любили. Как-то бралось в расчет, что гордиться тут особо нечем. Тогда было трудно вообразить себе таких уродов, как Ермаков-2, с карикатурами на смерть и возгласами во славу убийце, ничем больше не отметившегося деятельно, кроме участия в преступлении и заказа на кислоту для его сокрытия. Такого - не было. Они – развиваются». «Все злодейства начинаются со слов», – резюмирует Чудинова. 

Протоиерей Всеволод Чаплин, поздравляя читателей своего блога с праздником («не со «100-летием расстрела», а с днем подвига и восхождения к Престолу Божию нашего царя и его семьи»), рядом с иконой, увековечившей лики августейших мучеников, поместил глумливую необольшевстскую открытку с «карикатурой» на мертвого царя и прокомментировал ее следующим образом: «И в этот день, как и век назад, у нас есть Святая Русь и есть царство сатаны. О них все сказано – на прекрасной иконе и на жуткой картинке. Прошу прощения за воспроизводство последней, но мы должны о подобном знать и не предаваться ложному самоуспокоению. Так победим!».

Коммунистическому глумлению возмутились не только монархисты. Культуролог Вячеслав Перепелицын говорит, что «многим аполитичным людям или даже противникам монархии дико сознавать убийство детей без суда и следствия и наблюдать радости по этому поводу: «В советское время много занимались идеологической обработкой истории дореволюционной России, местами просто фальсифицируя ее. Расстрел Романовых же советские историки предпочитали замалчивать. Получалось плохо, но они хотя бы сохраняли некую «хорошую мину», и вот что-то изменилось. Но что именно? Дело в том, что современное информационное поле очень поляризовано и радикализовано, и во многом очень цинично. Насмешливый цинизм даже стал чем-то вроде «хорошего вкуса». Иногда это так называемая «постирония» безразличия, а иногда это радикальные и демонстративные, кровожадные высказывания, пятна ненависти».

 

Похожие новости
Наверх