logo

«Искусство всегда требовало серьезного отношения»

Эдуард Медер, фото facebook.com

Эдуард Медер, известный российский художник из Магнитогорска, член Союза художников РФ и Союза дизайнеров РФ, призывает относиться к искусству вдумчиво. По просьбе редакции URALFACT он поделился оценкой актуальных культурных явлений и рассказал о некоторых проблемах в одном из известных региональных вузов.

– В прессе Вас иногда называют «скандально известным художником», вероятно, из-за спора с американским блогером, в результате которого Вы были вынуждены покинуть Магнитогорский государственный технический университет (МГТУ), несмотря на протесты студентов. Как Вы относитесь к такой репрезентации, тем более что Ваши элегические полотна, то есть именно художества, едва ли можно назвать «скандальными»?

– Давайте называть вещи своими именами: не из-за спора, а по доносу. Причем по доносу гражданина, который сам же и спровоцировал конфликт. Причем очень быстро после того, как его донос возымел действие, он написал ректору покаянное письмо с просьбой отменить административные решения. Но Вы же сами знаете специфику современной новостной прессы: к сожалению, иногда некоторые труженики СМИ не утруждаются внимательным изучением материала и ограничиваются броскими, хлёстко-скандальными определениями, как правило, имеющими мало общего с настоящим содержанием. Отношусь негативно, разумеется, поскольку это все-таки признак определённого непрофессионализма – даже безотносительно к конкретной ситуации и ко мне лично. Поверхностность, невнимание к фактологии и страсть к сиюминутной  эпатажности – вообще болезнь довольно многих СМИ. Не всех, разумеется! Но явление такое есть, увы. И я тем более признателен вашей редакции за внимательное отношение и объективное освещение ситуации.

Что же касается моих работ… ну я бы не называл их «элегическими» – боюсь, это качество им (да и мне самому) присуще менее всего. Но, разумеется, и к «скандальности» их содержание тем более не имеет никакого отношения. В самых широких рамках возможных определений – это размышления о мире и месте человека в мире. Понимаю, что такой ответ выглядит не слишком информативным, но более точные и глубокие дефиниции требуют другого формата беседы.

- Какой вообще Вы видите связь своей личности с определенным, наверное, непростым характером и содержанием ваших картин?

– А вот это – очень личный вопрос. Боюсь, не смогу дать на него никакого определённого ответа. И не потому, что скрываю что-либо, просто у меня нет ясного и не оставляющего простора для толкований ответа, а вот как раз толкований и не хотелось бы…

Тем более что работы у меня очень разные – и по тематике, и по вложенным смыслам. Настолько разные, что порой люди, не слишком знакомые с темой, принимают их за работы разных авторов. Я не удивляюсь: наверное, непросто со стороны принять тот факт, что сдержанно-графичный по языку и рассудочно-философский по семантике «Технологический миф» и какой-нибудь быстрый и щедрый на цвет солнечный весенний этюд – работы одного и того же автора.

- Недавно стало известно о том, что в ЮУрГГПУ (Южно-Уральском государственном гуманитарно-педагогическом университете) Вам не заплатили за отработанную сессию. Как такое произошло? Можете ли Вы сказать, что отношения, работу с вузами стало строить сложнее или это из ряда вон выходящие случаи?

– Нет, никаких проблем ни с вузами, ни с коллегами у меня нет. Более того, я работал членом ГАК-а на недавно прошедших на моей бывшей кафедре защитах ВКР в том самом МГТУ, коллеги с кафедры приглашают участвовать в конференциях, как с докладами, так и с текстами статей. Поверьте, отношения в профессиональном сообществе не зависят от проблемных административных решений и строятся на взаимном профессиональном уважении. Я всегда говорю: если хотите составить настоящее мнение о преподавателе, спрашивайте о нём у его учеников и коллег, смотрите на реальные дела, в том числе на публикации и не пользуйтесь источниками от анонимных клакеров.

Что же касается руководства ЮУрГГПУ – после ухода с поста ректора глубоко уважаемого мной Владимира Витальевича Садырина я даже и не знаю, что там сегодня происходит. Во всяком случае, подписанный мной договор со всем пакетом документов был в недрах этого заведения благополучно утерян, после чего уже без меня (и после давно уже выполненной работы!) был составлен новый, урезанный по стоимости академического часа на треть, потом снова тянулись какие-то бюрократические проволочки… без малого полгода уже.

Но еще раз уточняю: к конкретным работникам той же бухгалтерии у меня нет никаких претензий – они работают по распоряжениям руководства и добросовестно выполняют приказы. А вот проблема с оплатой – она не только у меня: насколько я слышал, так же работавшие по договору преподаватели тоже месяцами ждут оплаты уже выполненной работы. Впрочем, я не хочу, да и не имею права выносить какие-либо оценочные суждения в этой связи, так что ограничусь констатацией факта.

– Что Вы думаете о развитии художественного искусства на современном Урале? Одни говорят о «провинциальном кризисе», другие о том, что, наоборот, появляется много новых интересных художников, идут эксперименты с различными стилями и направлениями…

– Такого рода глобальные вопросы опять же требуют совершенно иного формата – не уверен, что в кратком интервью вообще возможно ответить на них, не погрешив против полноты и цельности. А любые лакуны в изложении неизбежно приведут к фатальной потере важных смыслов.

Вкратце же могу сказать, что дело не в «провинциализме» в географическом смысле, дело в проявляющейся порой мировоззренческой узости мышления, в пресловутой местечковости самоощущения иных деятелей при искусстве. Именно тех, которые пытаются выглядеть, что называется, «как взрослые», гоняясь за внешней имитацией мировых культурологических явлений. При отсутствии сильного фундамента в виде хорошей художественной школы, такого рода устремления неизбежно вырождаются в малохудожественную имитационную самодеятельность.

А между тем на Урале издавна существовали весьма высокого уровня художественные учебные заведения, сохранявшие – при всей связи с высокой академической традицией – и собственное своеобразие, свой специфический характер, то, что позволяет отличать настоящую традицию от мимикрии под те или иные модные направления. Да вот, кстати, прекрасный пример: Союз художников России – единственный легитимный наследник Союза художников СССР – и сегодня продолжает высокие профессиональные традиции русского-советского-российского искусства. Не замыкаясь, причем, в рамках ложно понимаемого традиционализма, напротив, включая в орбиту своего интереса и влияния все современные тенденции в искусстве. Эту работу надо просто смотреть и видеть, не ограничиваясь сиюминутными инфоповодами. Ну так искусство и всегда требовало серьезного отношения для понимания, как и любое серьёзное и сложное явление культуры.

Кстати, приглашаю интересующихся на традиционную межрегиональную выставку «Большой Урал XII», которая проводится раз в пять лет по очереди в региональных центрах Урала в рамках всероссийского проекта «Россия». В этом году она откроется в Челябинске.

– Можно ли сказать, что уральское визуальное искусство имеет какие-то свои специфические, уникальные черты или же оно растворено в российском и мировом?

– Имеет. Но и растворено, конечно же. Да и странно было бы декларировать некое реально существующее отдельное от мира «уральское искусство». Впрочем, это тоже предмет отдельного большого разговора.

– Огромную, возможно, определяющую роль, в ваших пейзажах играет свет. Можно ли дать определение свету в художественном смысле? Чтобы Вы могли сказать о свете?

– Ну, пусть будет метафизика. Мне действительно сложно в двух словах определить своё личностное отношение к тому, чем я занимаюсь. Одно могу сказать точно: никакой такой бессмысленно-безмятежно «чистой радости» в моих работах нет. Впрочем, если кто-то её там видит, не стану оспаривать чужое восприятие. Что же до собственно темы света в изобразительном искусстве, то это тоже огромная тема, её невозможно даже просто окинуть взглядом в кратком ответе.

– Насколько в России политизировано визуальное искусство? Существует ли давление кураторской, искусствоведческой среды в области актуального искусства (contemporary art)? Можно ли в этом смысле говорить о продолжении вековой борьбы западников и славянофилов, некоем современном издании этого противостояния?

– А нет сегодня в России (да и вообще почти нигде в мире за исключением самоизолировавшихся социумов) какого-то универсального и идеологически (и стилистически, что важно!) монолитного искусства. Тем более визуального. Есть огромное количество равноправно существующих стилевых направлений и стилистических предпочтений. Кроме того, искусство социально по природе своей, а раз социально, то и – безусловно – политично. Иногда впрямую, на уровне лозунга и социополитического манифеста, но чаще опосредованно, через образно осмысляемые проблемы бытия.

Что касается давления среды – ну отчасти есть, однако уже не в такой степени, как в те же 90-е и даже нулевые, когда искусством на уровне буквально официоза «командовала» узкая страта культуртрегеров. И дело, конечно же, не в искусственно поддерживаемой ложной дихотомии вида «славянофильство версус западничество» – мир вообще не настолько однозначен, тем более мир современный, со всем его гигантским многообразием даже вопреки декларированному глобализму, тотальному консьюмеризму и мечтаниям о «конце истории», как в известном эссе Фукуямы. Тем более что «конец истории» в любой из трактовок печально напоминает работу второго начала термодинамики… не думаю, что стоит увеличивать энтропию дополнительно, тем более – декларировать её победу.

Впрочем, о связи политики и искусства тоже надо разговаривать отдельно – это огромная тема, рассмотрению которой посвящено немалое количество искусствоведческих и культурологических трудов. Могу только сказать, что, к примеру, перевод понятия contemporary art как «актуального искусства» – есть лукавое жонглирование смыслами и подмена понятий с известными культуртрегерскими целями. И вот само понимание этого факта уже может подвигнуть людей интересующихся к более внимательному и глубокому изучению темы.

 

Иллюстрации:

i «Воспоминание». Холст, масло. 90x90. Сайт edmeder.ru

ii Выставка «Другие берега», фрагмент экспозиции. Сайт edmeder.ru

Похожие новости
Наверх