logo

ФАС за «Монсанто» и ГМО?

Иллюстрация: baltnews.ee

Сначала вопрос: какие семена используются на Урале? Уже весна и скоро посевная. Интересно было бы узнать, какой процент отечественных семян будет использован нашими аграриями. А сколько будет импортных?

Размышления не праздные. В России действует Стратегия национальной безопасности, запрещающая высев ГМО семян, и есть закон, поддерживающий этот запрет. Однако семена брендов Seminis и De Ruiter от Monsanto, Company, ведущего мирового производителя генетически модифицированного посевного материала и гербицидов, уже продаются в российских регионах. Речь теперь идет о скором массовом распространении ГМО в России – продовольственная безопасность, возможно, под угрозой. К этому ведет желание германо-американского объединения «Монсанто» (плод слияния Bayer, химического концерна, и Monsanto Company) освоить российский рынок.

Между тем масштабное использование импортных семян, веществ и технологий негативно повлияют на российскую науку и агросферу. К тому же и сам глава ФАС Игорь Артемьев сообщил журналистам, что технологии, которые «Монсанто» планирует передать России, «технологиями последнего дня» не являются, хотя и «очень современные». Выходит, что «достоянием нашего агропрома» станут устаревшие разработки, которые будут переданы частично бесплатно, а еще часть — по лицензионным соглашениям, а это подразумевает постоянные платежи за использование. Но глава ФАС при этом уверен, что впоследствии наша страна сможет конкурировать с объединением «Байером-Монсанто» в… производстве ГМО-растений, выращивание и реализация должны будут осуществляться в промышленных масштабах. Именно генной модификацией объясняется устойчивость семян «Монсанто» к вредителям и высокая урожайность.

Алексей Иванов, директор Института права и развития «ВШЭ-Сколково», которую не только СМИ окрестили «цитаделью глобалистов», поддерживает Игоря Артемьева и заявляет, что предоставленными компанией Bayer технологиями и данными смогут пользоваться российские селекционные центры, у которых сейчас для анализа и селекции генетических данных мало.

Против такого подхода и за развитие российской науки выступает Виктор Александрович Драгавцев, выдающийся специалист в области растениеводства и генетики, доктор биологических наук, заслуженный деятель науки, академик РАН, РАСХН и РАЕН, экс-директор Института растениеводства им. Н.И. Вавилова. Он и его единомышленники говорят, что некоторый российские сорта намного урожайнее зарубежных, потому что лучше адаптированы к российскому суровому климату. Но множество овощных культур (картофель, кукуруза) идет из-за рубежа, где Россия уже сейчас закупает почти 80 % семян всех видов. Добровольно чистыми линиями семян не поделится ни одна из пяти транснацкорпораций, сосредоточивших у себя мировой генофонд ценных культур. По слова Драгавцева, «в открытом доступе у них лишь гибридные семена – так называемые „сорта-терминаторы“, дающие урожай только первый год и подсаживающие фермеров на иглу от „Монсанто“».

Сейчас в России есть разработки, которых Запад не имеет: выведен сверхурожайный сорт пшеницы «Гренада» совместно с тюменским селекцентром, сорт сои, дающий удвоенный урожай, раскрыт секрет генов, отвечающих у растений за природу засухоустойчивости. Но если придется внедрять вчерашние достижения от «Монсанто», российская селекция и генетика отстанет, а огромные суммы за использование ГМО-семян и импортных наработок будут уходить из России на счета зарубежных компаний. Это не только экономическое рабство и зависимость от семян, которые не дают повторных всходов, а потому придется их закупать вновь и вновь по возрастающей цене, но и, вероятно, путь вымирания. Для ученых не новость, что употребление ГМО-продуктов может сопровождаться множеством заболеваний, в числе которых и онкология.

Драгавцев уверен, что надо восстанавливать российскую селекцию, а не получать устаревшие технологии в обмен на ущерб продовольственной безопасности.


Похожие новости
Наверх